Mark Ostromogilsky (marko19511) wrote,
Mark Ostromogilsky
marko19511

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Витька

Нашёл в Мордокниге.
http://www.facebook.com/victor.makedonski

"Эшелон наш мчится на фронт, быстро мелькают станции, и почти на каждой станции — толпы людей. В вагон к нам бросают цветы. Мы проехали уже много городов — Воронеж, Курск, Брянск и др. Навстречу идет очень много эшелонов с эвакуированными из Житомира, Киева и других городов. С заводским оборудованием, со всем, что удалось спасти от немцев. Эвакуированные почти все евреи, и среди них очень много взрослых ребят, намного старше нас. Как им не стыдно? На кого же они надеются?"

Про цветы, которые бросали в вагоны с едущими на фронт в 1941 году, по-моему даже Жуков не догадался написать. И ещё. Навстречу им ехали эшелоны с эвакуированными. Отсюда вопрос: они, что, без штанов ехали, что она узнала в них евреев? Елена Карпова пишет: "Часть эти записей попала к немцам в сорок первом году под Москвой, часть была зарыта в землю в сорок втором во время отступления", но про то, как евреи ехали в эвакуацию у неё сохранилось. Может потом откопала?

Справка. Согласно справке Центрального архива российских вооруженных сил (г. Подольск), во время Второй мировой войны в войсках насчитывалось около 501 тысячи воинов-евреев, в том числе 167 тысяч офицеров и 334 тысячи солдат, матросов и сержантов. Следовательно, "мобилизационное напряжение" еврейского населения было выше, чем в целом по СССР.

Ну а теперь собственно о сабже.

Витька, Виктор Григорьевич Остромогильский, мой двоюродный брат, был позором семьи. Мама мне часто говорила, что если я буду плохо учиться, то стану таким же как Витька. Работать Витька не хотел и, как позже оказалось, не мог. Так же как и автор цитируемого дневника, семнадцатилетний Витька ушёл добровольцем на фронт. Не знаю как бы его мама, тетя Роза, уже получившая похоронку на своего мужа, Григория Михайловича Остромогильского, отнеслась к полученной на Витьку похоронке, если бы до этого не пришло письмо от Витьки из госпиталя.

Раны полученные на фронте и эпилепсия после тяжёлой контузии делали его нетрудоспособным. Но это никого не интересовало. Витька отсидел два срока за тунеядство, но на работу так и не смог устроиться. Когда его посадили в третий раз, то мой папа, инвалид войны, не выдержал и пошёл на приём к Сидору Ковпаку. Попасть на прием к Ковпаку оказалось делом несложным. Папе достаточно было сказать, что он двоюродный брат Александра Донского, чемпиона СССР и призёра Европы по тяжелой атлетике, прошедшего всю войну с Ковпаком и умершего уже после войны. Ковпак своих никогда не оставлял в беде. И только после того, как Сидор Ковпак разобрался в деле, Витьку выпустили из тюрьмы, вернули награды и дали небольшую пенсию.

Про дядю Борю я уже когда-то писал. В память о дяде в его семье хранятся Орден Славы и медаль "За отвагу", которые он никогда не носил. Много наград солдатам не давали. Не припомню, чтобы кто-то из мужчин моей семьи в составе Пятого Украинского фронта брал приступом Ташкент.
Tags: Война, КАКУЮ СТРАНУ МЫ ПОТЕРЯЛИ!, воспоминания, евреи, история
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments