Mark Ostromogilsky (marko19511) wrote,
Mark Ostromogilsky
marko19511

Categories:
Когда был Ленин маленький,
с кудрявой головой,
носил он REEBOK старенький
и LEVIS голубой.

ЛЕНИН И ЖАНДАРМ

     Владимир Ильич вышел из квартиры Фофановой, картаво выругался, заразительно рассмеялся и хлопнул дверью. До начала вооруженного восстания оставалось один час и сорок минут.
     Лихо, по-рабочему заломив парик на затылок, мастер конспирации, картаво насвистывая, заплетающейся походкой спустился по узенькой задней лестнице и вышел с черного хода, походя помочившись с крыльца.
     Октябрьский, по старому стилю, морозец неприятно пощипывал бритый подбородок. Неразношенная кожаная кепка поскрипывала и жала в висках.
                                                                                         (Александр СОКОЛОВ)

И то сказать - голова-то большая. В шутку друзья частенько называли ее ленинской.
     Ильич нащупал в кармане газовый пистолет, переложил кастет из внутреннего кармана в наружный и неспешно пошел по направлению к Смольному. Проходя по Литейному, увидел свет в знакомом окне. "Не спит, шалава, - весело подумал Владимир Ильич, - заглянуть, что ль? Впгочем, нет - сначала Геволюция, бабы потом."

(Сергей СОМОВ)

     Метров через триста Владимира Ильича остановил жандарм и попросил закурить. "Плохая пгимета", - подумал про себя Ильич, но закурить дал.
    

Жандарм оказался словоохотливый и, попыхивая дармовой папироской, принялся расписывать "случайному прохожему" бесчинства большевиков в казармах,  поведение женщин-агитаторов на митингах и проч. и проч. Ильич, который и сам хорошо знал своих соратников, стоял и картаво поддакивал.

(Владимир МАУРИН)

     Жандарм предложил зайти в околотошную, принять по чарке. Ильичу было холодно, он задумался. Вообще-то, Крупская попросила его прийти с Революции пораньше и трезвым. В конце концов он согласился и принял чуть-чуть у теплого уютного полицейского камелька.
     До революции оставалось три четверти часа. Тихо потрескивали дрова в камине. В унисон с ними, да под "Смирновочку", потрескивал неторопливый политический спор. За пятнадцать минут до Революции Ильич убедил-таки жандарма в ее исторической неизбежности. Они выпили за это, и потом еще раз. Когда выстрелила "Аврора", два немолодых человека мирно спали на кушетке полицейского управления и каждому снилось будущее...

(Александр ВОЛЫНЧУК)

     В этот момент в помещение ввалилась толпа перевязанных пулеметными лентами матросов и солдат. Самый пьяный из них (по-видимому, командир) уставился на ничего не понимающего Ильича и рявкнул: "Шпик?!"
     Ильич рванул на груди сорочку. На белой, поросшей рыжим волосом, груди мелькнула татуировка "Не забуду Шушенское".
   - Ich bin der Kaizer Freund!..
   - Наш, наш!!! - толпа радостно оживилась.
     Откуда ни возьмись появились подвыпившие барышни, мигом заскочили на стол и принялись отплясывать "Варшавянку" на жандармской шинели.
     Жандарм, все это время стоявший у стены с поднятыми руками и ожидая заслуженной пули в лоб, недоуменно опустил руки и пробормотал:
   - Не может быть... Ленин?!.

(Илья ВАЙНШТЕЙН)


Рисунок 

ypogorel 
Украдено здесь:

http://www.gatehouse.ru/lenin/rb/06jun97.shtml

Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments