Mark Ostromogilsky (marko19511) wrote,
Mark Ostromogilsky
marko19511

Categories:

ВОЗДУШНЫЕ РАБОЧИЕ ВОЙНЫ.

                                                                                                                                    
 
 Туман, туман,
Окутал землю вновь...
Далеко, далеко,
За туманами любовь.
Долго нас невестам ждать
С чужедальней стороны.
Мы не все вернемся из полета.
Воздушные рабочие войны.
 Песня из кинофильма «Хроника 
пикирующего бомбардировщика».
сл. К. Рыжова
муз. А. Колкера

 
Всякому известно, что во второй Мировой войне Российская Армия, возглавляемая её Верховным Главнокомандующим Иосифом Сталиным, в тяжёлых боях одержала победу над превосходящими в живой силе и в вооружении войсками фашистской Германии. Всё остальные страны мира со злобной радостью за этой войной наблюдали. Потому войну и назвали Мировой, что весь мир наблюдал. 

Мы воевали, другие страны – не воевали. Не воевали: США, Великобритания, Канада, Австралия и многие, многие другие страны. Я бы много мог рассказать, как не воевали эти страны, но пока не буду. Сегодня я хочу рассказать лишь об одной, очень маленькой группе «невоюющих» людей из этих стран.

Собирая материалы для поста о 332-й Истребительной Группе Авиационного Корпуса Армии США, я случайно наткнулся на этого паренька. Будущий пост будет не столько о войне, сколько о борьбе определённой группы людей за право воевать. Бывало, оказывается и такое. Но пока о пареньке…

Посмотрим на статую российского воина, стоящую на Мамаевом кургане. Даже если бы он не держал в руках автомат и гранату, то и тогда было бы понятно, что это герой, чего не скажешь о маленьком, ростом метр пятьдесят - метр шестьдесят худеньком пареньке, о котором сегодня мой рассказ.

 

Бомбардировщики Б-17 (Летающая Крепость) и Б-24 (Освободитель)  – прекрасные боевые машины второй Мировой войны, созданные инженерами фирмы «Боинг». Всего за годы войны было выпущено 14250 Б-17 и 18730 В-24. То есть около 33000. На этих машинах летали экипажи стран антигитлеровской коалиции, включая и СССР. Летали на них и  немецкие экипажи. Примерно дюжину трофейных Б-17 и Б-24 использовали пилоты Люфтваффе в целях внесения беспорядка в боевой строй самолётов противника.

FYI: Сорок восемь боевых вылетов на «Летающей Крепости» совершил над европейскими полями сражений, родившийся в США, живущий и поныне, капитан Армии США Вернер Геринг. Знакомая фамилия? Да, да! Он самый! Родной племянник рейхсмаршала Геринга! Того самого! Повезло же Вернеру, что родился в Америке. В СССР с таким родством он мог бы только лететь в теплушке до Колымы. Это если бы повезло, конечно.

Но вернёмся к пареньку. Экипаж как у Б-17, так и у Б-24 – десять человек. Работа опасная. Неуклюжий по сравнению с истребителями ПВО противника, бомбардировщик нуждается в боевом охранении истребителями сопровождения. Казалось бы, чего проще: вылетаем из точки А. Истребители сопровождения вылетают из точки В.  Встречаемся в точке С – точке рандеву. Дальше плотной группой пересекаем линию фронта. Мы бомбим объекты противника, вы защищаете нас от истребителей ПВО. Такой же плотной группой возвращаемся домой. Желательно с минимальными потерями. Просто? На войне просто не бывает!

Удивительно, но факт: в четырёх из десяти боевых вылетов истребители сопровождения не могли найти своих сопровождаемых! А боевую задачу никто не отменял! А боевая задача остаётся прежней – сбросить груз бомб на объект противника! И тогда молимся Богу, чтобы не подвёл наш паренёк. Официальная должность паренька в боевом расписании экипажа бомбардировщика – стрелок шаровой пулемётной турели. Самая опасная работа во всём экипаже.

Тесный плексигласовый шар, уже в полёте, опускается при помощи лебёдки в хвостовую часть днища самолёта с заключённым в него стрелком, лежащим на спине в позе зародыша. Только очень маленький человек может поместиться в этом тесном плексигласовом шаре, да и тот с трудом. В этой тесноте нет места для парашюта.  И не нужен здесь парашют. Выбраться теперь из этой мышеловки он сможет только, если его поднимут обратно в самолет. Если удастся. А тогда уже и парашют можно одеть, если понадобится.

Б-17, как  и Б-24 – прекрасные боевые машины. Надёжные. Хоть и тонким алюминием, но экипаж защищён от осколков снарядов и пуль. Плюс броневые плиты. Плюс оборудование самолёта. Однако, между стрелком турели и пулями с осколками зенитных снарядов, находится лишь тонкий слой плексигласа. Не Бог весть какая защита. Вот и гибли эти парнишки чаще других членов экипажа. Это ему, стрелку шаровой турели, посвятил небольшое пятистишие под названием «Смерть Стрелка-Радиста», участник второй Мировой войны, американский поэт Рэндалл Джарелл:

Из материнского сна я попал в Государство
И скрючился в чреве его, пока не обледенели
Шлем и комбинезон на высоте шести миль,
Проснулся я к жизни в разрывах зенитных снарядов
Потом меня смыли шлангом со стенок турели.
1945.
Перевод Р.Сефа (1975)

Неплохой перевод, но оригинал лучше звучит: http://www.rjgeib.com/thoughts/gunner/gunner.html

Но и это ещё не всё. Если даже после боя парнишка выживал, то иногда его приходилось смывать всё тем же  шлангом с бетона взлётно-посадочной полосы. Экипаж, конечно, делал всё возможное, чтобы поднять турель со своим боевым товарищем внутрь самолёта, но при поврежденной пулями и осколками зенитных снарядов механике самолёта, это не всегда удавалось. Шаровая турель в опущенном состоянии находится всего в нескольких дюймах от бетона ВПП. При посадке «на брюхо» или просто при жёсткой посадке поврежденного в бою самолёта, мало что останется от турели, а вместе с ней и от заключённого в неё стрелка.

А теперь немного арифметики. Для третьего класса общеобразовательной школы. Всего «Летающих Крепостей» и «Освободителей» было выпущено в годы войны около тридцати трёх тысяч. Следовательно, было около тридцати трёх тысяч стрелков? Так? Нет не так! Как я уже говорил, оба самолёта были прекрасными боевыми машинами. Известны случаи, когда бомбардировщик добирался до своего аэродрома после прямого столкновения с истребителем. Самолёт латали и он снова принимал участие в боевых операциях. Потери экипажа были при этом минимальными: «всего» один из десяти. Угадайте, кто! Получается, что парнишек этих было много больше, чем тридцать три тысячи. Такая, вот, арифметика!

Я смотрю на уродливого каменного исполина на Мамаевом кургане, а думаю о невернувшемся с войны маленьком пареньке. Вот бы ему памятник поставить! Да хоть на том же Мамаевом кургане! Ведь и советские парнишки летали на лендлизовских американских бомбардировщиках! Не нужен большой памятник. Достаточно в натуральный размер. Он много места не займет. И стоить будет недорого. Вот он, у меня перед глазами: примерно метр в диаметре плексигласовый шар с двумя торчащими из него стволами пулемётов. И со, скрючившимся в этом шаре в позе зародыша, маленьким щупленьким парнишкой, с широко раскрытыми от ужаса глазами, в смертельном, нечеловеческом напряжении, давящем на пулеметные гашетки.  

Это был бы памятник тем, кто не вернулся с войны. В память о самой большой глупости человеческой под названием ВОЙНА.

 

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эти картинки дают примерное представление о размерах и уровне комфорта шаровой пулемётной турели.


Tags: США, война, россия, солдаты
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments