Mark Ostromogilsky (marko19511) wrote,
Mark Ostromogilsky
marko19511

ПРОВОДЫ ШАНСА


Taking Chance
 
Кадр из фильма "Taking Chance": Погрузка контейнера с гробом в самолёт.

 

Военный парад в честь Дня Победы. Нет для солдата мирного времени большей чести, чем принять участие в военном параде. Только отличники боевой и политической подготовки получают почётное право маршировать в составе сводного батальона. Но и не всякий отличник боевой и политической подготовки допускается в сводный батальон. Не зря же он назван сводным.

 

Все недомерки, все сутулые, кривоногие, криворожие остаются в расположении полка. Нечего народ пугать! Наши Вооружённые Силы – самые красивые вооружённые силы во Вселенной! Поэтому и набирается из полка только батальон. И потом гоняют этот сводный батальон с утра до вечера.

Левой, левой! Раз, два, три! Левой, левой! Раз, два, три! Сто двадцать шагов в минуту! Левой, левой! Раз, два, три! Вытянутый носок на сорок пять сантиметров от земли! Левой, левой, раз, два, три! Рррявнение – на – пррряя – ву! Левой, левой! Раз, два, три! Правое ухо выше левого! Левой, левой! Раз, два, три! Тяжело в учении – легко в бою! Левой, левой! Раз, два,три!

Это у них называется «боевая сколоченность». Чем выше ножки задираешь, чем лучше топаешь – тем лучше эта самая «боевая сколоченность». Непонятно только, какое отношение задирание ног имеет к бою, но начальству виднее.

Так и я молодым солдатиком топал ножками по мостовой нашего подмосковного города, переполненный гордостью за высокое доверие командования. Левой, левой! Раз, два, три! Впереди сводного батальона топает ножками «Батя» - наш командир полка, полковник Ястребков. Боевой мужик. Даже фамилия у него боевая. Левой, левой! Раз, два, три! За ним – здоровенный прапор гордо несёт овеянное славой сражений с собственным народом знамя нашего Шестьсот Сорок Пятого Отдельного мотострелкового полка МВД СССР. Левой, левой! Раз, два, три!

«Батя» совсем старый – лет сорока семи. Но ножками топает похлеще молодого. Левой, левой! Раз, два, три! Ножки тянет на все пятьдесят пять сантиметров от земли. Старается. Вообще-то это он по возрасту старый. А по службе он ещё молодой. Нам остался год до дембеля, а ему ещё года три топать ножками! Значит салага ещё. Топай, салага, топай!

На деревянной трибуне, покрытой кумачом и украшенной кумачовыми лозунгами – местные вожди. Рядом с трибунами – народ. Вот народ-то нас и интересует. Но не весь. Только его женская часть. Да и не все женщины нам интересны в толпе народа, а только те, кому от семнадцати до тридцати. Их тоже немало.

 Как и многие полузакрытые подмосковные города, наш город страдает от недостатка мужиков. Из небольшого мужского населения города половина наших ровесников – уже импотенты. Еще бы! Попейте вы каждый день «плодово-ягодное» по 97 копеек за бутылку и вы тоже станете импотентом. «Мочевидное-невероятное», «бормотуха», «шмурдяк» – всё это народные названия того же «плодово-выгодного» по 97 копеек, которое по совместительству, говорят, ещё и является противозачаточным средством.

Вот и толпятся девчонки у трибуны с вождями. Смотрят на нас. Любуются. Знают, что после парада мы вернёмся в полк, поставим оружие в пирамиды, пообедаем и пойдём в увольнение. Вот этого они и ждут. Стоят в толпе нарядные красавицы с порозовевшими личиками и с мокрыми от предвкушения сладостной истомы трусиками. Те, что посмелее, встречают нас уже у ворот части: «С праздничком миленький! Пойдём со мной, солдатик – угощу». Мы для них – путёвка в жизнь.

Но это потом. А сейчас – «левой, левой, раз, два, три!». «Пронесём эстафету поколений!». « Не опозорим славы наших отцов!». Мы рождены в пятидесятом – пятьдесят втором годах. А это значит, что нашим отцам повезло – они вернулись с фронта. А многие, очень многие не вернулись. Но мы ведь помним о них. Не так ли? Ну, конечно, помним!

Вон, в каждом селе в память о погибших стоят одинаковые уродливые памятники. Отлитый из гипса, выкрашенный серебрянкой внушительных размеров солдат стоит, преклонивши колено, скорбно склонивши голову. В левой руке у него знамя, а правой он прижимает к сердцу каску. Как бы скорбит о павших соратниках. И нет в СССР деревушки, где бы не стоял этот стандартный памятник, как напоминание живым о тех, благодаря кому они живут.

В больших городах и размах больше, конечно. Один Мамаев Курган в Волгограде чего стоит. Стоишь под огромным мускулистым полураздетым солдатом или под фигурой «Родина-мать зовёт», украденной Вучетичем у древних греков (Ника Самофракийская?), высотой в восемьдесят пять метров (!) и понимаешь всю свою ничтожность. Чувствуешь себя малюсенькой букашкой, муравьём среди этих каменных исполинов. И поделом!

Так и должен чувствовать себя человек, всем своим существованием обязанный павшим героям. Чтобы не забывал. А если забудет, то родина напомнит. Этим напоминанием и служат гигантские уродливые памятники героям неоконченной войны наводняющие страну. Во имя этой памяти страна не жалеет денег на проведение военных парадов в честь победы в неоконченной войне. Но нам напоминать не надо. Мы не забываем, мы помним. Помним всех героев. Помним. Только…

…Только похоронить мы их забыли…

…Как-то всё недосуг, знаете. Как-то всё времени не хватает. Да и денег того…маловато. Заняты мы, понимаете. И вправду, когда убитых хоронить-то? То мы народное хозяйство восстанавливаем от разрухи, то боремся с врачами-вредителями. Не успели победить разруху и оправдать врачей, как пора строить коммунистическое будущее. Не успели коммунизм достроить, глядишь, пора строить демократию. Да и обстановка в мире ещё та… Кругом враги!

Аморально, говорите? Да отстаньте вы со своей моралью! Мораль – это для всяких там «либерастов». Не до морали нам буржуазной. Видели плакат «Две армии – две морали»? То-то. Еще можно добавить «Две страны – Две морали». А ещё можно: «Мы и весь мир – две морали». Потому, что мы одни такие. У нас в этом мире особое предназначение. Так, что отстаньте! НЕ-КО-ГДА! Будет время – похороним. И вас тоже, если будете много болтать, закопаем! А надо будет и с «кузькиной матерью» познакомим!

Во всём мире во все времена считалось, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат, погибший на этой войне. И сражение не окончено, пока не похоронены все участники сражения. Даже о перемирии договаривались, чтобы похоронить убитых.

Троянская война велась тридцать веков назад. О ней мы знаем благодаря греческому кобзарю по имени Гомер. Вот сцена перемирия греков с троянцами для похорон убитых в сражении:

Солнце лучами новыми чуть поразило долины,
Вышед из тихокатящихся волн Океана глубоких
В путь свой небесный, как оба народа встретились в поле.
Трудно им было узнать на побоище каждого мужа:
 Только водой омывая покрытых и кровью и прахом,
Клали тела на возы, проливая горючие слезы;
Громко рыдать Приам запрещал им: трояне безмолвно
Мертвых своих на костер полагали, печальные сердцем,
И, предав их огню, возвратилися к Трое священной.
 Так и с другой стороны меднолатные мужи ахейцы
Мертвых своих на костер полагали, печальные сердцем,
И, предав их огню, возвращались к судам мореходным.

Старик Гомер был слеп, но не был глуп. Он мог сколько угодно рассказывать грекам всякие небылицы, про то, как боги взглядом отклоняли стрелу, пущенную в героя или, наоборот, как взглядом же направляли эту стрелу в маленькое пятнышко на пятке героя. Греки слушали, развесив уши. Верили.

Но если бы он стал заливать им, что, например, после сражения, оставшиеся в живых съедали мёртвых или другую подобную глупость, то не стали бы греки слушать его. Ещё бы и кобзу лиру на его спине сломали бы за такое кощунство.  Сам-то он писать не умел, кто-то записывал его песни. То есть о событиях можно было «лепить горбатого» а о традициях – нет. Поэтому я верю, что и тридцать веков назад люди с почтеньем относились к мёртвым.

Древние свято верили, что души непохороненных не находят покоя, скитаются, мечутся. Непредание земле тела покойного считалось большим грехом, вызывало гнев богов. Вот у того же Гомера боги гневаются на Ахилла, за то, что он не позволяет похоронить Гектора, убитого им в единоборстве. Зевс отправляет мать Ахилла, чтобы она передала сыну волю богов:

Шествуй к ахейскому стану и сыну, богиня, поведай:

Все божества на него негодуют; но я от бессмертных

Более всех огорчаюсь, что он в исступлении гнева

Гектора возле судов, не приемлющий выкупа, держит.

Если страшится меня, да немедля отпустит он тело.

 

Почтение к павшим в сражениях было принято во все века и во всех странах. Так было принято и в Российской Империи:

«770 лет назад, по окончании Ледового побоища на Чудском озере, молодой князь Александр Невский разрешил праздновать победу над псами-рыцарями только после того, как были выловлены из озера и по-христиански преданы земле все погибшие. Шесть с лишним столетий назад великий князь московский Дмитрий Донской не покинул Куликово поле, пока не похоронил всех павших воинов и не срубил на воинском кладбище церковь Рождества Богородицы. Два с лишним столетия назад, по окончании победно завершившегося Рымникского сражения, полководцу Суворову доложили: «Война окончена! Победа!». «А убитые? Убитые захоронены?» – «Никак нет, еще не успели». «Пока не будет предан земле последний павший солдат, война не окончена! После будем победу праздновать!» – воскликнул князь».

                                                                                  08.05.2003. «Новая Газета»

А что же мы? А мы топаем ножками на парадах в честь Дня Победы! Топаем ножками по Красной площади и не знаем, что всего нескольких десятках километрах, вот уже скоро семьдесят лет по лесам и болотам разбросаны

50 НЕПОХОРОНЕННЫХ ДИВИЗИЙ!!!

«Полмиллиона наших солдат и офицеров лежат на местах боев. Выделение средств из бюджета России чиновниками признано нецелесообразным».

08.05.2003. «Новая Газета»

http://www.novayagazeta.ru/data/2003/32/01.html

 

Эти цифры только по РФ. А ведь тяжелые бои шли в Украине, Белоруссии, Молдавии. Смело можно прибавить ещё пятьдесят дивизий потому, что и в этих странах так же «помнят» своих погибших. Тоже недосуг.

«С воинскими почестями советских бойцов хоронили, но только некоторых. Когда руки доходили. Немцы хоронили в гробах, и каждого в своей могиле. Каждому свой собственный крест полагался. У нас о гробах речи не шло. Не до гробов. И хоронили не каждого в своей могиле, а навалом. Так работы меньше: свалили всех в воронку или в противотанковый ров и землей забросали. И благозвучное название придумали: братская могила. Не до гробов нам было, не до индивидуальных могил. Землю родную надо было освобождать! И гнать врага с родной земли! И народам Европы нести свободу и счастье!»

Виктор Суворов. «Тень Победы»

Ни в одной стране мира нет понятия «братская могила», а есть «массовая могила» и относится это понятие к массовым убийствам, к военным преступлениям. Взятие «высоток», взятие городов к праздникам и были по своей сути военными преступлениями.

«И все-таки повезло тем, кто был убит в ходе бестолкового штурма Берлина. Их хоть и без гробов, но похоронили. В Германии земли мало, потому трупы просто так не бросишь среди поля. А у нас на Руси земли много. Потому не каждый из тех, кто был убит на родной земле, в нее попал. Солдата не считали человеком при жизни, так хоть бы мертвого похоронили! Мертвого раба во все времена у всех народов хоронили в земле. Почему наши рабовладельцы своих рабов не хоронят? Почему в полях и лесах кости солдатские валяются через полвека после войны?»

                                                                                                              Виктор Суворов. «Тень Победы»

У некоторых народов особо злостных преступников после казни не хоронили. Выбрасывали  труп на съедение лесным зверям: пусть душа его после смерти не знает покоя, пусть скитается. Таким образом, преступника наказывали и после смерти. Так за что же мы наказываем наших павших воинов? Вот уж, действительно, «я другой такой страны не знаю…»

«А всего-то только и требовалось: дать приказ солдата нашего в гробу хоронить. Представьте: вот какой-нибудь Жуков готовит некую Ржевско-Сычевскую операцию. Ему докладывают: для проведения операции требуется подать войскам на передний край 4139 вагонов снарядов, 120 тысяч тонн бензина и солярки. Кроме того, Жукову представляют список всего необходимого. И в том списке танковые двигатели, сотни тонн других запасных частей для танков и машин, патроны, мины, хлеб, тушенка, бинты, водка цистернами, инженерное имущество :и 78000 гробов сосновых. Думаю, тут бы и Жуков возмутился. Прикиньте, сколько надо вагонов, чтобы те гробы доставить на фронтовые склады. Теперь прикиньте, сколько надо снять машин с перевозки войск, боеприпасов и всего прочего и бросить их на доставку гробов с фронтовых складов на армейские и далее — на корпусные, дивизионные, бригадные и полковые. Сколько солдат надо оторвать на разгрузку и перегрузку гробов. С другой стороны, — демаскировка. Если столько гробов сгружают в районе предстоящей операции, любой шпион и диверсант тут же в вражеский штаб доложит: что-то затевается! Так вот, ради того, чтобы демаскирующие признаки скрыть, Жуков потребовал бы воевать так, чтобы гробов требовалось меньше.»

                                                                                  Виктор Суворов. «Тень Победы»

Неплохая идея родилась у предателя Виктора Суворова – хоронить солдат в гробах. Согласен. Только хочу добавить, что неплохо было бы отправить тело убитого в бою сына родителям. В гробу, завёрнутом в кумачовый флаг. Да чтоб с сопровождающим. Да ещё чтобы командир написал родителям, как погиб их сын. Да личные вещи покойного передать семье – для них это память.

Да только если столько досок пустить на гробы, то к праздникам на трибуны для вождей леса не хватит! А где кумача столько набрать? Из чего тогда лозунги «Партия – наш рулевой» изготовлять к праздникам? А если к каждому из тысяч убитых сегодня дать сопровождающего, то кого же завтра гнать на штурм высоток?  Экономика, понимаете!

На каждого убитого на войне приходится три-четыре раненых. Многие тяжело ранены. А это значит миллионы и миллионы, десятки миллионов инвалидов наводняют страну. Такова суровая статистика войны. Уж им-то мы отдали дань уважения? Ведь не звери же мы, в конце концов! Пусть с убитыми лёгкая неувязочка получилась, но уж о тех, кто выжил мы, конечно позаботились:                                      

«Я сначала не понял в чем дело и только потом заметил – на Бессарабке не было ни одного инвалида! Потом, шепотом мне сказали, что ночью органы провели облаву, собрали всех киевских инвалидов и эшелонами отправили их на Соловки. Без вины, без суда и следствия. Чтобы они своим видом не «смущали» граждан. Мне кажется, что инвалиды прежде всего вызывали злость у тех, кто действительно пересидел войну в штабах. Ходили слухи, что акцию эту организовал лично Жуков. Инвалидов вывезли не только из Киева, их вывезли из всех крупных городов СССР. «Зачистили» страну. Рассказывали, что инвалиды пытались сопротивляться, бросались на рельсы. Но их поднимали и везли. «Вывезли» даже «самоваров» — людей без рук и без ног. На Соловках их иногда выносили подышать свежим воздухом и подвешивали на веревках на деревьях. Иногда забывали и они замерзали. Это были в основном 20-летние ребята».

Станислав Речинский. «Был месяц май»

http://ord-ua.com/2009/05/09/byl-mesyac-maj/

Ну, хорошо, «эффективный менеджер», чуть было не ставший священником, тов. Сталин не был слишком озабочен христианской и общечеловеческой моралью. Но всякие там Хрущёвы, Брежневы, Андроповы, Черненки, Горбачёвы, Ельцыны, Путины, Медведевы понимали, что погибшим на войне они были обязаны своим существованием? Хотя нет! Они бы прекрасно устроились при любой власти. И убивали бы свой народ, если бы получили такой приказ от своих новых хозяев.

Я бываю во многих странах. Знакомлюсь с людьми. Мне всегда интересно расспросить людей об их жизни. Почти все жалуются на постоянные трудности. Но нигде я не встречал такой бедности, такой озлобленности, как у себя на родине. Почему так, спрашиваю я себя. Наверное, потому, что Бога забыли. Похоронили бы, наконец, убитых да помолились бы о них, может и самим на душе легче стало бы. Потом бы и другие проблемы как-то разрешились бы. А пока нет нам покоя, потому, что

ЕСЛИ СТРАНА НЕ УВАЖАЕТ СВОИХ МЁРТВЫХ, ТО И ЖИВЫМ В НЕЙ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ НЕ ЖИТЬ!

Tags: Россия, война, их нравы, солдаты
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments