September 30th, 2009

pic#8По умолчанию

ШАХБОКС

Опубликовано вstrannuj_mir

http://www.germany.info/Vertretung/usa/en/__PR/GIC/2008/11/13__Chess__Boxing__Bild,property=Galeriebild__gross.jpg

Основная идея шахбокса заключается в соединении интеллектуального спорта номер один с боевым спортом номер один. Такой спорт предъявляет высочайшие требования к психическим и физическим качествам спортсменов.

Соревнование длится 11 раундов, 6 раундов шахмат и 5 раундов бокса. Продолжительность раунда шахмат- 4 минуты. Т.о. разыгрывается партия быстрой игры с 12 минутами на обдумывание ходов. При превышении этого времени партия немедленно прекращается.
Раунд бокса длится 2 минуты. Между раундами полагается пауза продолжительностью в 1 минуту, в течение которой соперники должны снять или надеть боксерские перчатки.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
pic#8По умолчанию

КТО ВИНОВАТ?

pic#8По умолчанию

РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ-ФРОНТОВИК В ЗАЩИТУ ПОДРАБИНЕКА.

"Ах, как мне тоже хотелось бы похвалиться и похвалить Вас! Да за что? За то, что, борясь за свою «генеральскую» правду, Вы забыли похоронить павших бойцов, и косточки их по сию пору валяются по русским лесам, полям и болотам (за границей-то все они прибраны, и я видел не в ГДР, а в ФРГ бережно хранимые могилы наших солдат), или хвалить за то, что, жируя в послевоенные годы, наши мудрые старшие товарищи вспомнили о вояках через двадцать лет, когда их большая часть уже отстрадалась и лежала в земле"?

«На святое замахиваетесь! Мало вам Сталина! Так и до Жукова доберетесь!..»

"А между прочим, тот, кто «до Жукова доберется», и будет истинным русским писателем, а не «наследником». Ох, какой это выкормыш «отца и учителя»! Какой браконьер русского народа. Он, он и товарищ Сталин сожгли в огне войны русский народ и Россию. Вот с этого тяжелого обвинения надо начинать разговор о войне, тогда и будет правда, но нам до нее не дожить. Сил наших, ума нашего и мужества не хватит говорить о трагедии нашего народа, в том числе о войне, всю правду, а если не всю, то хотя бы главную часть ее".

Степень нашего одичания столь велика и губительна, что говорить о правомерности того или иного суждения уже и не приходится, и я, говоря «нашего одичания», имею в виду не только своё и соседа моего пьяницы и разгильдяя, но и Ваше тоже. Я свое «одичание» сознавал и сознаю постоянно и стыжусь его. Вам и этого не дано. И тут уж не знаешь: завидовать Вам и Вам подобным или нет. Вы так здорово и правильно прожили жизнь (живя семьдесят лет в бардаке, остались целками, как ехидно заметил один современный поэт), что и каяться-то Вам не в чем. Иисусу Христу было в чём покаяться, а владимирскому обывателю Куликовскому не в чем! Один отставной полковник — графоман, осаждавший редакции, написал в своё время бессмертный стих. Дарю Вам его на прощанье, потому как он наиболее других произведений соответствует Вашей бодрой морали и нравственным критериям:

Наша родина прекрасна
И цветёт, как маков цвет,
Акромя явлений счастья,
Никаких явлений нет!


Ну, а если всерьёз, то запомните слова поэта Виктора Авдеева, бывшего пулемётчика, умершего от ран ещё в сороковые годы: «Победой не окуплены потери. Победой лишь оправданы они». Почаще их вспоминайте, когда упоения от победных маршей и блудословия победного Вас снова посетят. Не знаю, сколь раз ранены Вы, а я трижды, и заключительная книга романа будет называться «Болят старые раны». У Вас, если верить Вашему письму, ничего не болело и не болит — ни раны, ни душа. <…>


Виктор Астафьев. Отрывки из писем.